Воскресный листок №19 (423). Пасхальные послания военного времени: о чем в них говорили патриархи? Читать
Воскресный листок №8 (412)

17 февраля 1938 года на бутовском полигоне было расстреляно 502 человека. Один из них — священномученик Иоанн (Тихомиров)

15.03.2022
17 февраля 1938 года на бутовском полигоне было расстреляно 502 человека. Один из них — священномученик Иоанн (Тихомиров)
17 февраля 1938 года на Бутовском полигоне под Москвой было расстреляно 502 человека. Это был второй день по числу расстрелянных в тот год на бутовской фабрике смерти. Среди них были священнослужители, православные миряне, люди, которые называли себя атеистами, и люди, прямо враждебные Церкви, люди разных профессий и социальных категорий. 31 человек из числа казненных в тот день был впоследствии причислен Русской Православной Церковью к лику святых. И среди них протоиерей Иоанн Тихомиров.

Священномученик Иоанн родился 13 августа 1876 года в городе Владимире в семье мелкого чиновника, состоявшего в чине коллежского регистратора, Петра Федоровича Тихомирова и его супруги Ольги Васильевны. Иван был старшим в семье. При рождении второго ребенка Ольга Васильевна скончалась. Вскоре умер и Петр Федорович, и детей взял к себе на воспитание его отец, уже тогда бывший в преклонных годах, протоиерей Феодор Тихомиров, настоятель Успенской церкви в селе Караваево Покровского уезда Владимирской губернии, на попечении которого всю его жизнь были сироты: сначала его младшие сестры, затем сироты-племянники, а в конце жизни — сироты-внуки.

За пять лет до кончины протоиерея Феодора, в 1889 году духовенство праздновало тридцать лет с того времени, когда он получил пост благочинного. Священники тогда отметили, что его главное качество — мирный дух, позволявший ему примирять враждующих. По благословению архиепископа Владимирского и Суздальского Сергия (Спасского) священнику был подарен крест с украшениями от духовенства благочиния. Отвечая на хвалебные речи, протоиерей Феодор сказал: «Вспоминая пройденное мною служение, я не усматриваю в нем ничего особенно выдающегося, за что имел бы право удостоиться такой почести, — кроме разве только того, что, проходя должность благочинного, <…> я относился к вам с искренней любовью и сердечным благожеланием мира между всеми, всемерно стараясь делать добро одинаково всем. Но и такому миролюбивому моему к вам отношению <…> весьма много способствовали вы же сами вашим ко мне расположением и доверием, ревностным исполнением пастырских обязанностей. <…> Не находя со своей стороны каких-либо особенных заслуг, я не иначе могу объяснить настоящее ваше чествование, как только одним вашим снисхождением к моей старости, одною братской, христианской любовью, которая, по слову Апостола, долготерпит, милосердствует, вся любит, вся терпит».

Отец Феодор делал всё от него зависящее, чтобы заменить сиротам-братьям отца, заботился о воспитании, образовании и, наконец, об устройстве дальнейшей их жизни. В 1890 году Иван окончил Владимирское духовное училище и поступил во Владимирскую духовную семинарию, которую он окончил в 1897 году по первому разряду и был назначен законоучителем Свозенской церковноприходской школы, располагавшейся в Юрьевском уезде. Вскоре он обвенчался с Валентиной Николаевной Никольской, выпускницей Владимирского епархиального училища.

24 июня 1898 года архиепископ Сергий определил его служить в Успенскую церковь в селе Шиморское Меленковского уезда, и 20 июля того же года епископ Муромский Платон (Грузов) рукоположил его во священника. По рукоположении отец Иоанн был назначен законоучителем народного училища в селе Песочном и членом строительного комитета по возведению здесь каменного храма, который создавался с целью духовного просвещения местных жителей, многие из которых состояли в расколе.

Трудно было предположить, отмечал отец Иоанн, чтобы в этом месте при православных жителях, весьма холодно относившихся к храму Божию, при преобладании раскольнического населения мог появиться прекрасный храм. С неохотой жители согласились выделить под храм участок земли, еще труднее было удержать закрепленный за храмом участок земли, где шла выделка кирпичей для постройки: подстрекаемые раскольниками, жители не раз предпринимали попытки вернуть этот участок в общее пользование, что создало бы большие сложности в строительстве. За труды по возведению храма отец Иоанн получил в 1900 году нарочитое благословение от архиепископа Сергия. В 1903 году он был награжден набедренником.

30 декабря 1907 года отец Иоанн был переведен в Покровский собор в городе Меленки, назначен уездным наблюдателем церковноприходских школ в Меленковском уезде и членом Меленковского проповеднического комитета. В 1909 году он был награжден скуфьей, а в 1916 году — камилавкой. В 1919 году он был награжден наперсным крестом, в 1926-м — возведен в сан протоиерея.

В Покровском соборе отец Иоанн прослужил до 1930 года, когда был направлен в храм Иерусалимской иконы Божией Матери в селе Воспушка Орехово-Зуевского округа Московской области. 17 декабря 1932 года он вернулся служить в Покровский собор в Меленках, 17 апреля 1933 года — переведен в Покровский храм в селе Власьево Коробовского района Московской области, 24 марта 1936 года — в Покровский храм в селе Новоселебное Болоховского района, 1 июня 1936 года — назначен в храм Казанской иконы Божией Матери в селе Петровском Шатурского района, где служил в то время протоиерей Александр Сахаров.

Отец Иоанн поселился здесь в доме Игнатия Ионовича Фролова, работавшего машинистом на паровозе; впоследствии, когда священник был арестован, Игнатий Ионович охарактеризовал его представителям власти как высоконравственного человека, а на вопрос следователя об отношении священника к советской власти ответил, что никогда не слышал от того клеветы на советскую власть.

Летом 1937 года в клубе в селе Петровском местные активисты провели собрание, на котором главным был вопрос о закрытии храма. 15 ноября 1937 года сотрудники НКВД арестовали священника Александра Сахарова и 3 декабря его расстреляли, но в храме продолжали совершаться богослужения. Между тем Шатурский городской комитет коммунистической партии принял категоричное решение о закрытии Казанского храма, дав соответствующее указание партийному активу в селе Петровском. Но как это сделать при служащем священнике и множестве прихожан, активистам было не ясно.

Секретарь партийной организации в селе Петровском Кузьма Платонов и местный активист Яков Кирсанов пошли посоветоваться об этом с помощником уполномоченного Шатурского районного отдела НКВД Сироткиным. Тот заверил пришедших, что он всё оформит, им нужно лишь зайти к нему на следующий день и расписаться.

Они ушли, а Сироткин стал обдумывать, чем заполнить протоколы допросов новоявленных свидетелей. Из-за преследования духовенства священник, по мысли Сироткина, должен был враждебно относиться к советскому строю. После того, как предыдущего священника Александра Сахарова в ноябре прошлого года арестовали, он должен был ему сочувствовать и, конечно же, публично о том заявлять, распространяя тем самым клевету о незаконных арестах, о том, что большевики мучают священнослужителей ни за что, и приводить этот случай в качестве доказательства. Само собой разумеется, что священник должен был говорить, что советская власть организует гонение на христианскую веру, но придет время, и гонители понесут кару от Бога. Всё это Сироткин написал в протоколах для лжесвидетелей.

Платонов и Кирсанов пришли к следователю на следующий день и расписались под сочиненными им показаниями, не читая их и не придавая им большого значения, — им было безразлично, говорил один из них, каким образом храм будет закрыт.

26 января 1938 года протоиерей Иоанн был арестован и помещен в одну из тюрем в Егорьевском районе. На следующий день помощник оперуполномоченного районного отдела НКВД Сироткин допросил священника.

  • Вы арестованы за активную контрреволюционную деятельность. Дайте по данному вопросу показания! — потребовал от него следователь.
  • Контрреволюционной деятельности я не вел и виновным себя в этом не признаю, — ответил отец Иоанн.
  • Вы показываете ложно, следствием установлена проводимая вами контрреволюционная деятельность. Настаиваю на даче правдивых показаний, — повторил следователь.
  • Вторично заявляю, что никакой контрреволюционной деятельности я не вел и виновным себя не признаю, — ответил священник.
  • На этом допросы были закончены. 29 января начальник Шатурского городского отдела УНКВД Московской области составил обвинительное заключение.


    11 февраля 1938 года тройка УНКВД по Московской области приговорила священника к расстрелу, и он был отправлен ожидать очереди на расстрел в Таганскую тюрьму в Москве. Протоиерей Иоанн Тихомиров был расстрелян 17 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на Бутовском полигоне под Москвой.

    Источник

    Автор:

    Юридическая помощь и консультация в нашем храме

    Консультации предоставляются ежедневно, по предварительной записи по телефонам:
    +7 926 186 21 62
    +7 826 209 62 27
    Наумов Игорь Викторович

    Храм рождества Иоанна Предтечи в Ивановском
    ул. Сталеваров, д. 6 111531 Москва Москва
    +7 495 300 70 90 info@i-hram.ru