Расписание богослужений в храме Рождества Иоанна Предтечи в Ивановском:
декабрь

Расписание богослужений в храме «Знамения» иконы Божией Матери в Перово:
декабрь


Воскресные листки

08.06.2018

Воскресный листок №23 (231)

Исходящее от сердца благословение - божественное

Исходящее от сердца благословение - божественное

(Паисий Святогорец)

...Ну, а сейчас я тоже «предам вас проклятию»! Вот оно: «Да преисполнит Бог ваши сердца Своей благостью и Своей многой любовью – до такой степени, чтобы вы стали безумны, чтобы ваш ум был уже оторван от земли и отныне пребывал близ Него, на Небе. Так становитесь же безумны от божественного безумия Божией любви! Да опалит Бог Своей любовью ваши сердца!».. Вот какому «проклятию» я вас предаю и не принуждайте меня его повторять – ведь моё доброе «проклятие» исходит от моего сердца и поэтому обладает силой. Ещё находясь в санатории, я вас жалел. Некоторые из вас ждали восемь лет, говорили: «Устроим монастырь», но монастыря всё не было и не было. Совсем, бедные, истомились! Тогда я сказал вам: «Как только меня выпишут из больницы, монастырь вырастет, быстро, как растут грибы после дождя. Уже через год будете в монастыре!» И ведь действительно: за год создался монастырь. Тогда, в санатории я говорил это от сердца, а у вас было доброе расположение, поэтому Бог вас и не оставил. Иного объяснения этому я не нахожу.

Если тебе станет больно за человека, который имеет смирение и от сердца просит тебя помолиться, к примеру, о том, чтобы ему избавиться от какой-то мучающей его страсти, и ты скажешь ему: «Не бойся, ты станешь лучше», то тем самым ты дашь ему божественное благословение. В этом добром пожелании много любви, много боли, и поэтому оно обладает силой. Это угодно Богу, и Он исполняет благословение. Значит, и сама по себе боль, которую один человек чувствует за другого, – это уже всё равно что благословение.

Однажды, когда я был солдатом, наш командир послал меня исполнить обещание, данное нами Святому Иоанну Предтече после того, как он помог нам на войне. Мы дали обет купить для одной церквушки Святого Предтечи два больших храмовых подсвечника. Итак, мне надо было купить подсвечники, а заодно сопроводить одного нашего сослуживца в город Навпакт для передачи его военному трибуналу. Помню, другие офицеры говорили командиру: «Ну и конвоира ты ему подыскал!» Несчастный, которого мне предстояло сопровождать, был родом из Эпира, по профессии – музыкант, человек бедный, женатый, с детьми. Он обвинялся в «самостреле», то есть в нанесении телесного увечья себе самому для того, чтобы его отправили в тыл. «Лучше, – рассудил он, – жить с одной ногой, чем быть убитым». Сначала мы с ним приехали в город Агринио, где у него были знакомые. «Пойдём, – говорит, – проведаем их». – «Ну что же, – отвечаю, – пойдём». «Пойдём сюда, пойдём туда», – что поделать, приходилось мне всюду с ним ходить. Ох, какое же мытарство! К тому же, он не хотел, чтобы я сдавал его трибуналу. Да мне и самому было жаль бедолагу, стало за него очень больно, и я сказал ему: «Вот увидишь – все у тебя обойдётся, и устроишься лучше всех! Наш командир пришлёт объяснительную записку по твоему делу, и тебя пристроят в какое-нибудь тихое место – так что и детям своим сможешь помогать, и жизнь твоя будет в безопасности». Добравшись наконец до Навпакта, мы узнали, что в трибунал уже пришло письмо от командира и дело на нашего самострельщика закрыто. А ведь ему грозил расстрел – время было военное, суровое. Командир пожалел его, поскольку он был главой семьи, и назначил поваром в Центр распределения новобранцев. Его семья перебралась поближе к этому Центру, и войну он провёл лучше всех, а поскольку солдаты иногда не приходили обедать в столовую, у него оставалась еда, и он кормил своих детей. После войны все ему говорили: «Да тебе было лучше всех!» Потому что мы сидели в горах, в снегах. То, что я пожелал ему, было угодно Богу, потому что я сказал с болью, от сердца. Поэтому Бог и исполнил это благословение.

Помню и другой подобный случай – в мою бытность в Конице, в обители Стомион. Восьмого сентября в обители престольный праздник – Рождество Пресвятой Богородицы. После праздника паломники оставили всё вверх дном. Я стал потихоньку наводить порядок. Смотрю, моя сестра и ещё одна девушка остались мне помогать. У этой второй девушки было ещё две сестры – одна старшая, другая младшая. Обе сестры уже вышли замуж, а она ещё оставалась незамужней. Сколько же у неё было любочестия! Осталась помогать, и когда мы все вычистили и убрали, сказала: «Отче, если есть другая работа, то мы останемся и сделаем всё, что нужно». – «Какое же любочестие!» – подумал я. Я вошёл в храм и от всего сердца сказал: «Пресвятая Богородице, устрой её Сама. Мне нечего ей дать». Да если бы у меня что-то и было, она всё равно бы ничего не взяла. Ну и что же: возвращается она домой, а там её дожидается один мой бывший сослуживец – не парень, а просто золото, очень хороший и из хорошей семьи. Они поженились и жили прекрасно. Видите, как вознаградила её Пресвятая Богородица!

«Благородное проклятие»

– Геронда, а правильно ли, когда обижают, говорить про обидчика: «Бог ему воздаст за его зло»?

– Тот, кто так говорит, делает себя посмешищем лукавого. Такой человек не понимает, что, говоря так, он «благородно» проклинает других. Некоторые говорят о себе, что они люди чуткие, имеют любовь и душевную тонкость и терпят несправедливости, которые делают им другие. Но вместе с тем они говорят о тех, кто их обижает: «Да воздаст им Бог за их зло». В этой жизни все люди сдают экзамены, чтобы перейти в иную, вечную жизнь – в рай. Помысл говорит мне, что такое «благородное проклятие» находится ниже духовного проходного балла и христианину оно непозволительно. Ведь Христос не учил нас любви такого рода. «Отче, отпусти им, не ведят бо что творят» (Лк. 23, 34) – вот какой любви учит Он. А кроме того, лучшее благословение из всех, это когда нас незаслуженно проклинают, и мы молча, с добротой это принимаем.

Если люди поверхностные или лукавые – те, кто имеют злобу и извращают истину, – оклевещут нас или поступят с нами несправедливо, постараемся, если можем, не искать себе оправдания в том случае, когда несправедливость касается лично нас. И слов: «Да воздаст им Бог» – говорить не будем, потому что это тоже проклятие. Хорошо, если мы от всего сердца простим наших обидчиков, попросим Бога укрепить нас понести тяжесть клеветы и будем, насколько возможно незаметно, продолжать духовную жизнь. И пусть те, чьим типиконом является суждение и осуждение других, поступают с нами несправедливо – ведь таким образом они без устали готовят нам золотые венцы для истинной жизни. Конечно, люди, живущие с Богом, никогда не проклинают других, потому что в них нет злобы, но лишь доброта. Зло, которым бросают в этих освящённых людей другие, освящается – каким бы оно ни было. А сами живущие с Богом при этом переживают великую, невидимую другим радость.

https://zen.yandex.ru/duh